НОВОСТИ
О НАС
ТЕКУЩИЕ ПРОЕКТЫ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ИТОГИ
ПАРТНЕРЫ
ФОТОГАЛЕРЕЯ

Наша миссия:

Формирование экологического мировоззрения у населения, реализации экологических образовательных
и исследовательских программ,
поддержка общественных инициатив для устойчивого развития гражданского общества
в Республике Саха (Якутия)


13 февраля состоится митинг в защиту Байкала


Сегодня в Иркутске пройдёт экологический митинг в защиту Байкала

13 февраля в 13 часов у Дворца спорта «Труд» в Иркутске состоится митинг в защиту Байкала под главным лозунгом «Спаси Байкал, спаси Байкальск». Организаторы – общественное Байкальское движение и региональная общественная организация «Байкальская экологическая волна» – подчёркивают, что это должен быть исключительно экологический митинг, и просят участников не выдвигать никаких политических лозунгов и требований. И даже представителей политических партий, планирующих принять участие в митинге, они просят не использовать сегодня партийной символики. Чудо-озеро, в защиту которого организован митинг, не имеет партийной принадлежности.

Фото: Николай БРИЛЬ

Байкал, оставаясь собственностью нашего государства, является достоянием всего человечества. Ещё в декабре 1996 года по просьбе России и под её обещания перепрофилировать Байкальский ЦБК, прекратить сброс в озеро промышленных стоков 20-я сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО включила Байкал в Список всемирного природного наследия. Но минувшие с той поры почти 14 лет так и не приблизили нашу страну к исполнению своего обещания.

«Последней каплей» терпения и поводом для организации митинга в Иркутске стало правительственное постановление № 1 нынешнего года, значительно ослабляющее природоохранные требования в отношении Байкала. Оно, в частности, отменило правительственный же запрет (пункт 12 Перечня видов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, утверждённого Постановлением Правительства РФ от 30 августа 2001 г.

№ 643), налагающий табу на «производство целлюлозы, бумаги, картона и изделий из них без использования бессточных систем водопользования на производственные нужды».

Надо сказать, что этот пункт так никогда и не заработал, за исключением нескольких недель осени 2008 года. Но он давал защитникам Байкала надежду, что вот ещё немного, ещё чуть-чуть, и Россия покажет миру, что она способна исполнить взятые на себя международные обязательства и уберечь участок всемирного природного наследия от негативного влияния главного загрязнителя озера – Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Надежду усиливал относительно недавний (апрель 2006 г.) жест президента страны Владимира Путина, который на совещании в Томске простым росчерком фломастера по карте «отодвинул» от берега Байкала на безопасное расстояние нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». И редкое СМИ в то время не процитировало заявление президента: «Если есть хоть ничтожная доля, малейшая доля опасности загрязнения Байкала, то мы, думая о будущих поколениях, должны сделать всё, чтобы эту опасность не минимизировать, а исключить».

Увы. Первое постановление Правительства РФ нынешнего года, разрешившее комбинату отказаться от системы замкнутого водооборота и продолжать сбрасывать в Байкал стоки физически изношенного, морально и технологически устаревшего предприятия, перечеркнуло всенародно поддержанные слова и последние надежды на скорое прекращение загрязнения «колодца планеты» стоками целлюлозного производства.

Постановление у подавляющего большинства людей, профессионально или на общественных началах имеющих хотя бы малое отношение к уникальной байкальской экосистеме, вызвало соответствующую реакцию.

Академик Михаил Кузьмин, председатель научного совета Сибирского отделения РАН по проблемам озера Байкал, в числе первых назвал этот документ «большой ошибкой» и признался: «Не знаю, какие причины заставили правительство это сделать, но знаю, что это не выход из положения». О своей точке зрения он тут же официальным письмом проинформировал председателя Российского правительства.

Академик Михаил Грачёв в интервью «Восточке» и некоторым другим СМИ подчеркнул, что это «политическая ошибка» и нарушение обещаний, которые Россия дала международному сообществу, обращаясь в ЮНЕСКО с инициативой о включении озера в Список участков всемирного природного наследия.

На одном из интернет-ресурсов под письмом президенту страны Дмитрию Медведеву, утверждающим, что «у Байкала и Байкальска нет будущего с БЦБК», и содержащим просьбу отменить это постановление, уже поставили свои подписи почти 30 тысяч российских граждан из 58 городов России.

Позавчера в редакцию «Восточно-Сибирской правды» иркутские садоводы принесли ксерокопию письма, отправленного почтой на адрес президента. Оно совсем коротенькое и по-семейному простое: «Убедительно просим Вас, Дмитрий Анатольевич, отменить Постановление Правительства РФ от 13 января 2010 года № 1 «О внесении изменений в Перечень видов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. С глубоким уважением жители города Иркутска». А в приложение к нехитрой записке – 11 листов(!) с подписями, всего 261 человек.

Есть, конечно, и иные, в том числе прямо противоположные, точки зрения. Из телевизионных интервью знаю, что депутаты Государственной Думы РФ С. Колесников и К. Зайцев не видят особого экологического вреда в работе БЦБК, пусть даже со сбросами стоков в священное озеро.

И в Интернете нашёл ссылки на письмо, в котором несколько сот (в одном случае указано 200, в другом 500) принятых на работу жителей Байкальска благодарят за смелость в принятии «непопулярного» решения председателя правительства.

На недавней пресс-конференции, устроенной организаторами митинга, довелось мне послушать Владимира Покитко, председателя городской Думы Байкальска. Говорил он, правда, несколько путано, со многими оговорками, неоднозначно. С одной стороны, он как будто доволен постановлением: «Если мы сегодня предприятию не дадим в нормальных условиях запускаться, то мы и последнее потеряем». Но тут же высказывает опасение: «Мы и так почти всех специалистов порастеряли. И сегодня такое можем собрать, что не дай бог. Всем понятно, где-то трещина (после землетрясения, – Г.К.), где-то ещё что-то. Котлы – высокого давления. Только по отбельному цеху или по ТЭЦ пройти и увидеть, что на трубах написано, – многие не будут там ходить». Но главную мысль, что от непродуманных решений страдает население города, оказавшееся в заложниках у ситуации, он высказал ясно, только выхода, похоже, не находит: «Народ-то вообще ничего не может понять». А на вопрос, верит ли он, что те же самые собственники, которые довели предприятие до «экономического коллапса», теперь сумеют обеспечить людей работой и достойной зарплатой, – обречённо махнул рукой: «Раз кинули, два кинули, значит, и третий раз кинуть могут».

Давно, ещё с прошлого века, обратил внимание, что рядовые работники, защищая право существования комбината на берегу Байкала и сброса его стоков в «колодец планеты», всегда стараются «срезать» экологов-общественников и даже учёных «гениальным» вопросом: «Если БЦБК вредит природе, то почему у нас прямо напротив второй проходной рыба клюёт? Я буквально вчера там рыбачил…». А директора, которых с приходом «Континенталь Менеджмента» здесь поменялось столько, что сразу всех и не вспомнить, начинают убеждать, что «в пещеры возвращаться не стоит». Вот и Константин Прошкин, нынешний генеральный директор комбината, на плечи которого взвалена задача заново собрать выброшенный на улицу трудовой коллектив и возродить прибыльное предприятие, разваленное предшественниками, не стал оригинальничать, но о пещерах заговорил не сразу.

Вначале он сообщил, что постановление правительства, вызвавшее столько недовольства, «направлено на то, чтобы Байкальский ЦБК завтра был ещё более экологически чистым, чем вчера». Потом объяснил, что благодаря развитой целлюлозной промышленности листовки, которые будут распространяться на митинге, отпечатаны на бумаге. И что мы, журналисты, слава богу, пишем не на бересте или папирусе. И что в нашей одежде наверняка есть вискозные и штапельные нити, сделанные из целлюлозы. Что развитие целлюлозной промышленности в некоторой степени определяет цивилизационное развитие страны. И лишь потом сказал, что с неизбежной дополнительной экологической нагрузкой на окружающую среду мы вынуждены считаться, «потому что каждый хочет жить не в пещере и укрываться не звериными шкурами. Каждый хочет иметь дома лампочку Ильича, сотовый телефон в кармане и прочие блага цивилизации».

Но Константин Михайлович почему-то не рассказал нам, что от общего объёма целлюлозы, произведённой цивилизованной Россией на берегу Байкала, на нашей родине остаётся всего лишь несколько процентов. Всё остальное наперегонки с нефтью и древесиной уходит в недостаточно цивилизованный Китай и в одну или несколько не вполне развитых европейских стран. Зато потом мы покупаем в этих странах очень качественную и экологически чистую бумагу, изготовленную из привозной байкальской целлюлозы, чтобы отпечатать красивые листовки для митингов. Не упомянул генеральный директор и о том, что (по крайней мере до его прихода на комбинат) прибыль от производства целлюлозы по устаревшим технологиям Байкальского ЦБК куда-то испарялась. Поэтому нам не хватало денег ни на перепрофилирование комбината, ни на его цивилизованное закрытие, ни на выплаты уволенным работникам, ни на покупку современных технологий по производству целлюлозы. Правда, все «дурнопахнущие» выбросы, очищенные по технологиям середины прошлого века стоки и миллионы тонн ядовитого шлам-лигнина всегда оставались у нас в полном объёме, ибо любое развитие цивилизации в Китае подразумевает некую дополнительную экологическую нагрузку на уникальную байкальскую экосистему.

Автор: Георгий КУЗНЕЦОВ

13.02.2010

Назад

   
2008 © by Elven
Адрес: г. Якутск, ул. Кулаковского, 12, кв. 71
E-mail: ,